Карлос гон, глава альянса renault-nissan («за рулем.рф»)

Карлос гон, глава альянса renault-nissan («за рулем.рф»)

Глава альянса Renault-Nissan фактически неуловим. Он приходит на массовые пресс-конференции в любой момент одновременно с и не задерживается ни на 60 секунд продолжительнее положенного. Личные интервью – крайняя уникальность. И это громадная успех, что на протяжении Токийского мотор-шоу удалось задать Карлосу Гону пара ответственных вопросов – в частности, о судьбе АВТОВАЗа.

— АВТОВАЗ приносит альянсу Renault-Nissan только убытки. Как продолжительно вы станете это терпеть? И в то время, когда, по вашему точке зрения, дела у отечественного гиганта отправятся на поправку?

— Я не знаю ни одного автопроизводителя, что на данный момент приобретает прибыль в РФ. За три года рынок упал на 50%! И АВТОВАЗ страдает больше вторых, потому, что ориентирован в основном на внутренний рынок – экспорт мал.

Если бы у завода не было рвения выйти из тяжелой обстановки, если бы опустились руки, то отечественное терпение в далеком прошлом иссякло бы. Лишь благодаря упрочнениям управления завода по оптимизации производства утраты не столь драматичны, какими имели возможность бы быть. И мы видим свет в конце туннеля, поскольку продажи не будут идти вниз вечно. В кризисные времена российский авторынок скоро падает, но может и столь же скоро восстанавливаться. И мы сохраняем надежду, что в скором времени АВТОВАЗ опять станет конкурентоспособной, прибыльной компанией.

— Вы неоднократно осуждали водородомобили за их сложность и дороговизну. Но вот компания Toyota начала массовое производство водородомобиля Mirai. Вы так же, как и прежде вычисляете, что будущее за электромобилями?

— Пятьсот автомобилей в год – это массовое производство? А в то время, когда будет развита водородная инфраструктура? Для меня массовое производство – это минимум 100 тысяч автомобилей в год. Минимум! Поэтому исходя из этого будем делать ставку на электромобили. И мы не соперничаем с Теслой. В силу того, что Tesla – это дорогой, нишевый продукт. Мы же ориентируемся на продажу десятков тысяч электромобилей в год по цене около 30 тысяч долларов – будем делать вправду массовые, довольно дешёвые электромобили.

— Повлияет ли скандал с дизельными Фольксвагенами на предстоящее развитие автопрома?

— Подобного рода скандалы (вспомните хотя бы неприятности Тойоты с педальным узлом) происходят иногда. Естественная реакция каждого производителя несложна: необходимо проверить, допустимо ли такое в отечественной компании? Удостоверились в надежности – нет, у нас нереально. Но мы трудимся еще и над тем, как обезопасить себя от аналогичных коллапсов в будущем.

Что касается влияния дизельгейта на автопром в целом, то разумеется, что в скором будущем дизельные автомобили не станут популярнее в Соединенных Штатах, так же, как и прежде не будут обнаружить спроса в Японии а также в полностью дизелизированной Европе спрос на дизельные автомобили достиг собственного пика. Интерес смещается в сторону электромобилей, гибридов, подзаряжаемых гибридов – может, в один раз дело дойдет и до автомобилей на топливных элементах. И все же по-настоящему хорошие турбодизели еще долго будут востребованными.

«За рулем.РФ»


Читать еще…